Бурка

Чеченская Республика
Места России

Бурка

В Чечне издавна были развиты различные виды народных промыслов. Среди них наибольшего развития достигли обработка металла, дерева, шелка, а также шерсти и кожи и т.д. Важное место в традиционной одежде народов Северного Кавказа занимали изделия из войлока.
Наиболее известной и востребованной накидной одеждой чеченцев являлась войлочная бурка, т. н. плащ из войлока с подкроенными и сшитыми плечами и вырезом для шеи.  Чеченцы называли ее «верта». Термин «верта» в древних видах одежды из шкур животных и зверей означает линию разреза шкуры снизу вверх с ориентацией на середину и изголовье. Из этого следует, что вой-лок типа бото (чеченское древное название войлока) к своему качественному совершенству пришел по пути вида одежды верта, поэтому в другом случае термин может означать хорошее качество войлока.
Воинственная жизнь кавказских горцев в своеобразных географических и исторических условиях выработала такой специфический тип одежды, что иные народы не представляли себе кавказцев без бурки.
У чеченцев особое отношение к бурке: родился мальчик – его заворачивали в бурку, чтобы вырос настоящим мужчиной; умер мужчина – его в последний путь провожали, накинув на него собственную бурку. Она защищала горца от ветра, дождя, а порой и вражеского кинжала, в пути заменяла постель. Скачущий всадник в бурке напоминал большую летящую птицу.
Бурку воспевали во многих девичьих песнях:
«К1инч1 1аьржа верта тасалахь Терка т1е – Со ма йиталахь…».
(«Черноворсую бурку накинь на Терек – Не оставляй меня»…) – зовет в лирической песне возлюбленного девушка, которую выдали замуж за нелюбимого парня.
«Сири коьртахь йоьллина дато дуьрста ю,
И дуьрста къуьйлуш сан везар ву,
Везара белшаш т1ехь чо чехка верта ду».
(«На голове серого коня уздечка из серебра,
Ее сжимают руки моего избранника,
А на его плечах бурка со жгучим ворсом»)
– гордится любимым другая девушка.
Бурочный промысел был хорошо развит у чеченцев в XIX веке. Нельзя согласиться с мнением тех, кто утверждает, что «бурки местного производства использовались главным образом пастухами». В начале XX века в северо-восточной части Кавказа были известны центры по производству бурок: Чечен-Аул, Старый-Юрт, Харачой, Белгатой и др. О высоком качестве нахских бурок писали и некоторые ученые-исследователи.
Чеченские бурки, по свидетельству современников, отличались изяществом (тонкостью) и легкостью и высоко оценивались на внешнем рынке. Бурки, которые изготавливались чеченскими женщинами, в частности, в Чабуртлы (Чеберлое), как указывал Р. Розен, продавались частично через андийцев и соседних им народов в Грузии и в кумыкских владениях, что, безусловно, говорит о признании их высокого качества. Д. Милютин также сообщал, что горные чеченцы изготовляли и сбывали свои изделия через ближайших соседей – андийцев и благодаря этому «чеченские бурки вместе с андийскими и под именем андийских доходят до Грузии и славятся на всем Кавказе как лучшие».
В XIX – начало XX вв. производство бурок в Чечне было хорошо развитым и широко известным промыслом. Чечня была одним из основных районов Северного Кавказа по производству и продаже бурок.
Основным цветом бурок чеченцев был черный, бурки светлых тонов предпочитались состоятельными людьми, а белый цвет бурок был любимым цветом молодежи. Длина бурки определялась ростом владельца и достигала щиколоток.
По мнению многих старожилов, чеченцы носили 2 типа бурок: первый — колоколообразный, с узкими плечами, без ворса, ниже колен — такую бурку носили пастухи-табунщики; второй тип имел трапециевидную форму, широкие плечи, ворот ее завязывался шнурками или застегивался петлями из кожи, края бортов бурки и ворот украшали галуном или вышивали. У нее были широкие (около метра) плечи, туникообразный силуэт, сложившийся в XX в.
Появление этого типа бурки связывают с началом Первой мировой войны, а дальнейшее широкое распространение ее связано с годами Октябрьской революции и Гражданской войны, когда под буркой нужно было скрывать оружие.
Бурка, наброшенная на воткнутые в землю колья, играла роль заслона или палатки. Надевая бурку, всадник маскировал свое оружие и спасал его от сырости, что имело большое значение для кремневых ружей и пистолетов. Именно эти достоинства способствовали не только многовековому бытованию (впервые бурка упоминается у Дж. Интериано в 1504 г.), но и распространению за пределы региона, в первую очередь среди казаков Северного Кавказа и Дона.
Дорогие завозные бурки в селе имели всего несколько богатых людей, зато местного производства были почти у всех.
С течением времени покрой бурки менялся. Короткая колоко- лообразная бурка изготавливалась таким образом: шерсть рас-кладывалась в форме трех четвертей круга, делался для шеи круглый вырез. Такая бурка носилась пастухами-чабанами и охотниками, потому что она не затрудняла ходьбу. На подобные бурки прикрепляли клыки, когти, рожки, ушки, хвостики убитых охотниками зверей, показывая этим благополучный исход охоты, что положило начало эстетическому содержанию знаков.
Бурка в чеченской семье считалась источником дохода. Несмотря на то, что процесс ее изготовления в Чечне и Кабарде был аналогичен, чеченская бурка по всем показателям качества, по сведениям информаторов, превосходила кабардинскую и ценилась поэтому выше.
Центром изготовления бурок в Большой Чечне издавна был Старый-Юрт, отсюда это мастерство распространилось па юго-восток до Кумыкской низменности. В связи с тем, что в Большой Чечне (Шали, Курчалой, Герменчук) овцеводством занимались мало, ее население покупало шерсть в Малой Чечне (Урус-Мартан, Гехи, Ачхой-Мартан, Самашки), Ингушетии, на базаре в г. Грозном, весной и осенью, непромытую, в 25 — килограммовых рулонах.
Производство бурок в Чечне распространялось в местностях со щелочными источниками и другими подходящими природными условиями для стирки бурочных изделий.
Ссылаясь на сведения Тифлисского биржевого комитета, А.Пиралов приводит цифры по селениям чеченского бурочного района: Старый-Юрт – 10000 штук, Шали – 300, Зибир-Юрт – 2000, Умахан-Юрт – 1000, Илисхан-Юрт – 500, Гермичи – 200 штук и другие селения области до 6000 штук.
Производством бурок в Чечне занималось до 500 семей с 1230 работниками. За год изготавливали 7400 бурок на 73300 рублей. За вычетом расхода шерсти получали прибыль в 33 тысячи рублей. Средняя бурка стоила 4-6 рублей, а хорошая — 10 рублей и выше.
Для изготовления войлочных бурок использовалась высококачественная белая или черная шерсть осенней стрижки. Валянием бурок, этой очень трудоемкой и изматывающей работой, занимались женщины. На изготовление одной бурки, в зависимости от ee качества и типа, уходило от 10 до 30 дней. Технология изготовления бурок не отличалась от общеизвестной на Кавказе, тем не менее, можно отметить некоторые элементы самобытности.
Предварительно заготовленное сырье раскладывали слоями на циновку, на которую был нанесен древесным углем ровный конический контур будущего изделия с учетом усадки при уваливании, стирке и крашении (до 33%). Меру одной бурки называли «к1ажг». Раскладывали шерсть в три слоя равномерно и очень аккуратно, занималась этим лучшая из мастериц с помощницей в течение одного дня. Для верхнего и нижнего слоев употребляли шерсть добротного и одинакового качества. На средний слой годилась и короткая шерсть среднего качества. Следует отметить, что плохую в прямом смысле этого слова шерсть в этом производстве не применяли.
Таким образом, разложенную шерсть обрызгивали горячей водой, обрабатывали по поверхности каталкой, неоднократно контролируя равномерность слоя, и сворачивали циновку вместе с заготовкой в рулон. Традиционно было принято откладывать на ночь его в теплое место, но рыночный спрос был настолько велик, что уваливание могли начинать тут же. Обычно это делали 3-4 женщины, выбрав место с небольшим скатом.
Конусообразная форма заготовки создает дополнительные технологические неудобства: мастерицам приходилось чаще разворачивать рулон, чтобы измерять «варты», уваливать не только в длину и ширину, но и по диагонали, постоянно корректируя форму.
Много хлопот доставляло изготовление бурки с косицей: для нее шерсть раскладывали также в три слоя, только на верхний слой шла специально заготовленная на гребне косица. На нижний слой – хорошо взбитая шерсть, из которой вычесывалась эта косица. На средний слой – короткая шерсть, отнесенная к третьему сорту.
Во время уваливания, которое состояло из периодов продолжительностью в 10-15 минут, называемого «ваьшта дар», мастерицы начинали параллельно другую операцию – «к1инч1 яккхар». Суть ее заключалась в том, чтобы веником из корней конопли регулярно вычесывать косицу из уплотняющегося полотна. Таким образом, один процесс одновременно включал три операции: уваливание войлочной основы, вваливание туда косицы и ее вычесывание. Все операции завершали при достижении достаточного уплотнения войлока. Последний процесс «дерзор» протекал отдельно, в нем большое внимание уделялось корректированию формы.
Стирали бурку в проточной воде, эффект идеальной чистоты достигался на щелочных источниках. Применение моющих растворов или мыла зависело от качества бурки и ее назначения. При производстве пастушеской бурки ограничивались лишь простым промыванием.
Сложность отделочных операций зависела от вида бурки: пастушеская, ходовая, бурка с косицей и нарядная – «кечдина верта». Особо выделяли белую нарядную бурку с косицей, изготовляемую на заказ. Главные ее отличия: плотность, легкость, в меру уложенная длинная волнистая косица – все это достигалось правильной обработкой сырья и опытом мастера.
Орнаментировали «крылья бурки» тесьмой или нашивной аппликацией контрастных тонов. Элементы орнамента подбирали в зависимости от назначения бурки, в частности, использовали мотивы, связанные со скотоводством, охотой и обороной. Для укладки косицы «к1инч1 тояр» бурку подвешивали полами вверх и прочесывали косицу вниз. В теплой воде разводили клейкое вещество «балоз», собранное с деревьев, и веничком из соломы, сена и лошадиной гривы обрызгивали косицу. Тут же бурку снимали и раскладывали. Накручивая на указательный палец косицу, мастерица старалась сохранить полученную форму, а затем ее укладывала. Если косица была равномерно заложена и правильно вычесана, то после укладки она имела вид естественной волны шерсти «улх», что придавало бурке богатый декоративный вид. В процессе укладки косицы чеченскими мастерицами мы находим ряд самобытных моментов. Секрет таится в том, что они применяли менее грубую шерсть, легко поддающуюся уваливанию, и длинная косица принимала вид волны, а хорошее выщелачивание делало изделие легким.
Плечики закрепляли суровой нитью после того, как был срезан верхний угол бурки и подогнан под форму плеч. На этом отделочные работы считались завершенными.
Первые попытки орнаментирования шерстяных изделий наблюдаются в древних видах бурок. На «вартах» теми или иными способами фиксировали некоторые знаки, отражающие хозяйственную деятельность. Это положило начало эстетической роли знаков.
К сожалению, из-за специфики сырьевого материала (шерсти) древние образцы бурок не сохранились. По мнению А. Кавказова, черные плащи, упомянутые Геродотом, посетившего прикавказские страны более чем 2300 лет назад, являются бурками. «Греки так и называли этот народ «черными плащами», т.е. «меланхленами»», — пишет он. Вполне возможно, что греческий историк слово «плащ» применил потому, что обозрел прилежно изготовленный тип одежды, которым на Кавказе могла быть и бурка, являвшаяся самой совершенной в своей конструкции из всех видов войлочной одежды.
Общепринятое название бурки у всех чеченцев «верта», «варти» (чабир.) относится к более позднему периоду. Самое древнее название бурки «буото», «бото» мы находим в диалекте языка чеченцев общества Чабирлой. Оно происходит от названия некачественного войлока «бото», именуемого, скорее всего, по главному процессу его производства – «батор», т.е. уваливать шерсть.
Процесс уваливания древних видов войлока давался очень легко, вплоть до того, что он мог происходить самопроизвольно. Шерсть отличается высокой способностью сбиваться в войлок. Таким образом, изыскивали способы внести в сырье грубую косицу или растительное волокно. Изобрели орудие для добычи косицы со шкур зверей – «тхаду». Поэтому можно предположить, что наши предки использовали преимущественно козью шерсть. Видимо, предпочтение отдали разведению овец, когда в хозяйстве возросла потребность в качественном сырье, получаемом из овечьей шерсти, что было обусловлено активизацией ткацкого .
Подобные войлоки изготавливали очень примитивным способом: немного расщипав, шерсть слоем раскладывали на разновидности плетенки – «да1ир», увлажняли, скручивали в рулон и топтали ногами, процесс назывался «г1и дар», т.е. что-то уплотнять, сжимать. Следующий процесс, называемый «бото хьивш», т.е. месить войлок, больше напоминал вытирание ног о войлок. Порой войлок долго отлеживали в помещении, перебрасывая из угла в угол. Использовали его и для сиденья. В результате всего этого и «рождался» войлок, процесс назвался «бото тивш», «тивш» на чабирлойском диалекте означает: кажется, думаю, считаю. Слинявшая весной шерсть очень легко поддавалась уваливанию.
В войлоке, предназначенном для накидки, примерно в 1/3 части продевали ленту «валти» через проемы «ватим». Она пролегала обязательно выше пояса, а при необходимости ее концы стягивали. Такова была самая древняя бурка «буото», мало напоминающая собой сегодняшний оригинал. Усовершенствованный вид древней бурки назывался «буото варти», но чаще «буорти», как образование из двух слов: буото + варти.
Исключительно для известных охотников делали бурки из войлока с косицей из звериной шерсти. Если при заготовке была внесена только медвежья косица, то получалось «чабуорти» (ча+буорти), т.е. медвежья бурка. А если внесены косицы медвежья, волчья и т.д., то ее просто называли «бурси», т.е. «суровая». Процесс соединения и смешивания разных видов шерсти назывался «хуор дар», владельца таких вещей называли «бурсиг» — «суровый». Не каждый имел право их носить.
Путнику и пастуху категорически запрещалось надевать одежду из категории «суровой», так как, по поверью, она притягивала зверей и врагов.
К «вартам» «суровой» бурки с изнаночной стороны снизу прикрепляли клыки и зубы, когти убитых зверей и птичьи клювы. Чем их было больше, тем «суровее» и ценнее считалась бурка.
Производство ранних видов бурок, конструируемых из войлочных заготовок, зародилось и развивалось до определенной степени в горной части Чечни. Но постепенно оно уходит в близлежащие соседние и низлежащие чеченские общества, где и приходит к своему расцвету. За горной зоной прочно укрепляется роль поставщика сырья. В позднем названии бурки – «верта» — больше старались утвердить особенность ее конструкции, которая учитывалась уже при первом же процессе производства – раскладке сырья, что являлось качественным скачком в ее производстве.
Бурка была в каждой чеченской семье необходимым и важным элементом мужского гардероба. Хорошая бурка была гордостью мужчины, его престижем в обществе. Отличаясь суровой красотой, бурки являлись истинно воинским одеянием. Создавая себе это облачение, горцы Кавказа ассоциировали его с могучими крыльями восхищавших их орлов.
 
Со временем бурка утратила свое прямое назначение, осталась символом мужественного горца. На сегодняшний день бурку можно встретить в музеях, на театральных подмостках, отдавая дань традиции ее иногда дарят гостям Республики.