Дом инженера Перцова

Москва
Места России

Дом инженера Перцова

В центре Москвы, рядом с Пречистенкой, стоит большой четырехэтажный терем, выглядящий экзотически даже для эклектичной столицы. Этот краснокирпичный, украшенный майоликовыми панно дом железнодорожного инженера Петра Перцова (иногда упоминается как дом З.А. Перцовой) – памятник и своеобразный символ России начала XX в. 
В начале 1900-х в Европе возникла мода на русский стиль. Россия тогда вышла на мировой рынок как промышленная, банковская, железнодорожная держава, успешная участница Всемирных выставок. Подъем промышленности вызвал увеличение городского населения, и в Москве начали активно строиться доходные дома. Архитекторы, изощряясь в декоре, создавали многоквартирные шедевры.
Такой дом задумал и инженер Перцов, покупая участок земли на набережной Москвы-реки рядом с храмом Христа Спасителя. Как коллекционер и меценат он понял, что место постройки обязывает строго отнестись к зданию. Требования объявленного закрытого конкурса были такими: доходный дом, построенный на старом фундаменте, с жилыми квартирами (включая квартиру хозяев) и мастерскими в мансардах для художников (там должны были работать Р. Фальк, П. Соколов-Скаля, А. Куприн). Дом должен был быть необычным и отражать национальное своеобразие русского народа.
Жюри, в которое входили лучшие художники того времени – Васнецов, Суриков, Поленов, Шехтель, – выбрало проект архитектора Николая Жукова (1874–1946) при участии Б. Шнауберта по эскизам художника Сергея Малютина (1859–1937), живописца, иллюстратора, мастера декоративно-прикладных работ и создателя русской матрешки. «Тщедушный, маленький, он был маленьким во всем, кроме таланта», – писала о Малютине в воспоминаниях княгиня Тенишева, хозяйка мастерских в Талашкине, где тот трудился.
Для дома Перцова Малютин создал эскизы фасадов и интерьеров. Последние сохранились и сегодня – известно, что стены бывших квартир владельцев полностью покрыты деревянной резьбой и росписью; к сожалению, увидеть здание изнутри почти невозможно, потому что дом находится в ведении МИДа.
Но и снаружи есть на что посмотреть. Поперечная двускатная крыша угловой части выходит щипцами на фасады, напоминая разделенные древние русские крыши. Майоликовые панно со славянскими языческими сюжетами («Ярило», «Бык, дерущийся с медведем», «Птица Сирин»), а также оленями, павлинами, щуками, цветами и деревьями, выполнены в иконописной манере ранней христианской эстетики и навевают мысли о Киевской Руси. Эти композиции по эскизам Малютина выполнила артель художников-гончаров Строгановского училища «Мурава». Также дом украшен деревянной резьбой и литым декором: балконы поддерживают то ли змеи, то ли драконы с русалками, труба сделана в виде спящей совы.
В стилевом отношении дом Перцова скорее относится к модерну, а не к псевдорусскому стилю, распространенному в то время: все части здания объединены так органично и неразрывно, что создают целостный художественный образ, что характерно именно для модерна.
Дом Перцова стал пристанищем творческих людей, наподобие парижского Монмартра. В 1908 году артист Московского художественного театра Никита Балиев и нефтепромышленник Николай Тарасов открыли в подвале театр-кабаре «Летучая мышь» для артистов МХТ. По преданию, именно летучая мышь вылетела на «отцов-основателей», когда те осматривали подвал. После спектакля актеры собирались здесь и разыгрывали капустники; первым правилом шуточного устава кабаре было «Не обижаться». Театральные капустники перетекали в ночные вечеринки, на которые в ресторан «Летучей мыши» допускались платежеспособные клиенты «с улицы». Средства, вырученные таким образом, направлялись на помощь нуждающимся актерам.