Кто не камчадал, тот камчатец: этнографический калейдоскоп полуострова

Камчатский край
Места России

Кто не камчадал, тот камчатец: этнографический калейдоскоп полуострова

Огромный полуостров Камчатка, расположенный на самом востоке материковой Евразии, сегодня населяют примерно 330 тысяч человек, которые представляют около 170 наций и народностей. Из них подавляющее большинство составляют пришлые народы с Большой земли: русские, украинцы, татары, белорусы и далее по списку этнических представителей нашей необъятной родины. Если сложить все коренные народы (включая камчадалов), то суммарно их представители составят всего 4,6 тысячи человек, что не на много превысит 1% от всего населения этого сурового края.
Этот единственный процент коренного и полу коренного населения Камчатки выглядит весьма удручающе, особенно если учесть, что примерно треть от этого числа жителей составляют камчадалы — потомки первых поселенцев, которые начали прибывать на полуостров в 30-х годах XVIII столетия. По большей части это были русские казаки, которые быстро смешивались с аборигенами северных этносов, привнеся в их культуру русский язык в качестве основного средства общения.
То, что русские, украинцы или татары, проживающие на Камчатке, называют себя камчадалами — неверно. Правильнее их называть камчатцами. Такие обитатели полуострова сохраняют свою национальную принадлежность, данную им предками на материке. Только те представители российских наций, предки которых связали себя кровными узами с ительменами, коряками или чукчами, могут считаться не только камчатцами, но и камчадалами. Примерно так же, как татарин, проживающий в Москве, будет считать себя москвичом, но оставаться татарином.
Малые народы Камчатки
Если из 100-процентного списка малых народов полуострова отбросить 38,23% камчадалов, то далее этнический состав распределится следующим образом… Ительмены, численность которых сейчас немного превышает 1,1 тысячи человек, возьмут на себя 24,34%, эвены при общем количестве чуть более одной тысячи получают 22,24%, 600 коряков — 13,17%, 70 чукч — 1,53%. Можно еще посчитать 15 представителей намыланов (0,33%) и семь ламутов (0,15%). Именно такие данные за 2012 год дает министерство спорта и туризма края.
Теперь представим себе, что на территории в 270 тысяч квадратных километров проживает всего 321,3 тысячи человек (0,2% от общего населения России), где средняя плотность составляет 0,7 человека на квадратный километр, притом что в среднем по стране нас на квадратный километр укладывается по 8,5 персоны. Добавим к этим справедливым расчетам тот факт, что 60% населения Камчатки приходится на Петропавловск-Камчатский, а на полуострове есть совершенно пустынные земли, где в статистическом пересчете на 10 квадратных километрах сыщется только один человек. Нелегкое это дело — выживать среди ветров, вулканов и медведей! Но коренным жителям полуострова, оставшимся в столь малом составе, это удается. Поэтому очень важно успеть сохранить этих самобытных, мужественных людей и уберечь их уникальные культуру и традиции.
Аборигены
Далеко не все малые народы севера, представленные на полуострове, считаются исконными, так как появились на Камчатке в сравнительно обозримые периоды времени. Так айны, проживающие на севере края, считаются выходцами с Курильских островов, которые хоть и прибыли сюда очень давно, но сохранили свою исходную аутентичность. Древнейшее же население Камчатки представляют ительмены, коряки и чукчи. Вот о них и поговорим.
Ительмены
Название самого многочисленного коренного народа ительмен, или итэнмэн, можно перевести как "живущий". Данное слово было впервые зафиксировано российскими исследователями Камчатки, участниками Второй камчатской экспедиции 1733-1743 годов Георгом Стеллером и Степаном Крашенинниковым. Они считаются самыми древними обитатели полуострова. Анализ археологических раскопок на Камчатке показал, что ранние памятники ительменской культуры насчитывают уже 5,2 тысячи лет.
Испокон веков ительмены занимались рыбной ловлей. Охота и собирательство хоть и играли важную роль в жизни этого народа, но оставались скорее вспомогательными промыслами. Ягоды, травы, коренья и кедровые орехи употреблялись в пищу или использовались в медицинских целях. Дополнительным к рыбе пропитанием служило мясо оленей, медведей, снежных баранов и других зверей. Шкуры животных шли на одежду, отделку жилища и создание предметов обихода, а пушнина служила предметом обмена.
Ительмены изначально говорили на собственном языке, который хоть и относится к северо-восточной группе палеоазиатских языков, но имеет серьезные отличия от чукотского и корякского. К сожалению, начиная с конца XVII века эта древняя культура под влиянием русских подверглась сильной ассимиляции. В настоящее время только 10% коренных жителей владеет национальным языком.
В религиозных обрядах этого коренного народа преобладали почитание предметов, связанных с жизнью, а также явлений природы, которых они наделяли духами, жившими по собственным законам и понятиям. Кроме того, популярны были фетишизм и шаманизм, хотя шаманы и не пользовались специальными атрибутами.
Приметы также играли не последнюю роль в жизни ительменов. Так, например, категорически запрещалось спасать утопающего или засыпанного снежной лавиной, так как считалось, что тем самым духи воды и гор лишаются желаемой пищи.
Одним из главных фольклорных действий признается древний ительменский танец любви — кузелькинга. Он исполняется парами, выделывающими вполне эротические движения в сопровождении собственных подкриков без использования музыкальных инструментов.
Коряки
Считается, что название корякского народа произошло от слова "хора", то есть "олень", хотя сами коряки до прихода на Камчатку русских называли себя либо нымыланами, либо чавчувенами. Первая группа вела оседлый образ жизни, занималась рыболовством и охотой на морского зверя, а вторая кочевала, перегоняя оленьи стада с пастбища на пастбище.
Намыланы выходили на промысел на байдарах, обшитых шкурами морских животных, из которых изготавливали также обувь, предметы одежды и быта и лыжи. Охотились они в основном на нерпу, лахтаку и кита.
Для чавчувенов практически единственным занятием было оленеводство. Олени давали им мясо, которое шло в пищу, шкуры, из которых делалась одежда и конструировались переносные жилища, а также кости и рога, используемые при производстве орудий труда и бытовых предметов.
Сегодня практически все коряки говорят на русском языке, хотя некоторые из них еще сохраняют собственные корякский и алюторский языки на письменной русской основе.
Чукчи
Большинство чукчей проживают на севере материковой Евразии, но часть из них уже так давно перебралась на просторы Камчатки, что их причисляют к коренным народам этого полуострова. Местные чаучу — "оленьи люди" — считаются бедными, если в стаде у них менее ста оленей. Изначально чукчи были просто охотниками на оленей, мясо, шкуры, кости и рога которых они подобно чавчувенам использовали по назначению. Примерно в XVII веке представители этого этноса освоили оленеводство, но не оставили кочевого образа жизни.
Помимо оленеводства чукчи немало времени уделяют наземной и морской охоте, особенно в этом промысле преуспевают те племена, которые живут ближе к морю.
Интересно, что представители этого народа в русских анекдотах часто фигурируют как люди не слишком тонкого ума, хотя сами они считают себя избранной нацией и весьма высокомерно относятся к своим соседям. В чукотском фольклоре ни один народ, за исключением русских и их самих, не называется собственно людьми.
Эвены
Эвены появились на территории Камчатки около 150 лет назад, когда их племена стали передвигаться на север и восток материка вслед за русскими отрядами покорителей Дальнего Востока. По происхождению они сходны с эвенками (тунгусами) и относятся к сибирской тунгусо-маньчжурской народности.
Эвены отличаются от других оленеводческих народов Камчатки тем, что они передвигаются на оленях не только в запряженном виде, но и верхом, управляя ими с правой стороны. Именно они вывели особую породу домашнего оленя, отличающуюся большим ростом, силой и выносливостью.
Поскольку верховая езда стала неотъемлемой частью камчатских эвенов, их одежда приобрела особенности фасона не свойственные другим северным народам. Основным элементом мужской и женской одежды был распашной кафтан (таты) из пыжика или из ровдуги с несходящимися полами. Борта и подол обшивали меховой полосой, а швы покрывали полоской, орнаментированной бисером.
Национальный праздник "Алхалалалай"
Возрождению национальных обычаев малых народов Камчатки посвящен традиционный ительменский праздник "Алхалалалай". Изначально это был обряд благодарения Ворону Кутху, которого ительмены считают прародителем Камчатки. Именно ему и рыбному богу Хантаю охотники и рыбаки приносили свою благодарность за удачные охоту/улов на стыке осени и зимы.
В советские времена этот обряд проводили исключительно на местах, стараясь не привлекать внимания официальных властей к такому языческому действу. Но в 90-х годах прошлого столетия по инициативе Бориса Жиркова "Алхалалалай" вновь стал организовываться открыто, собирая с каждым годом все больше гостей и участников. В 2013 году на празднике, который прошел 14 сентября в этнокультурном центре "Пимчах" села Сосновка, собрались тысячи людей. Помимо разнообразных состязаний, связанных со знанием национальных языков и традиций малых народов севера, на фестивале впервые устроили ительменский свадебный обряд. Изюминкой праздника стал танцевальный марафон или III Открытый чемпионат России по танцам коренных народов Камчатки, который продлился 16 часов 30 минут и на 10 минут превзошел аналогичное состязание предыдущего года.
Ирина Нехорошкина