Сохранить как музей гулага
Перейти к содержимому

Сохранить как музей гулага

  • автор:

Выставка «Сохранить как…» в Музее истории ГУЛАГа

Студенты Московской школы современного искусства переосмыслили коллективную память и трагическую историю Главного управления лагерей. На выставке в Музее истории ГУЛАГа будут показаны около 25 произведений, каждое из которых критикует массовые репрессии и призывает к открытому диалогу о тяжелом опыте. Авторы произведений работают с разными медиумами и философскими направлениями: арт-трио «Оля, Юля и Артем» предлагают чувственное взаимодействие с памятью через идеи современного стоицизма, Катя Антанович и Наталья Межерицкая трансформируют вопросы влияния прошлого на настоящее и будущее, а Группа III напоминает о роли каждой отдельной личности даже на поле коллективной истории.

Выставка-интервенция «Сохранить как…»

С 20 апреля по 22 мая в экспозиции Музея истории ГУЛАГа размещены работы студентов-художников Московской школы современного искусства (MSCA).

Выставка-интервенция «Сохранить как…» призвана выявить антропологические тенденции современности в ракурсе актуальной проблемы сохранения/утраты исторической памяти. В рамках образовательного блока «Групповая практика» студенты программы «Современное искусство» обратились к тематике музея и попытались осмыслить содержание, связанные контексты и смыслы, чтобы сделать собственное высказывание в диалоге с существующей экспозицией.

Разделяя ключевое положение memory studies о том, что прошлое является не стабильным конструктом, а процессом; что память отдельных сообществ, как и общества в целом, подвергается постоянной реорганизации в соответствии с запросами современности, авторы предлагают собственные интерпретации экспозиционного нарратива.

Для современного человека, который существует одновременно в разных реальностях — виртуальных, материальных, ментальных — обращение внимания на сами возможности «сохранения» в памяти чего бы то ни было значимого становится проблематичным. Сосредоточившись на таком важном аспекте внутреннего бытия человека как память, одни участники проекта представляют свои версии «сохранения как…», другие же предлагают зрителю обратиться к личной истории, анализируя собственные эмоции и переживания.

Участники: Группа «Оля, Юля и Артем» (Ольга Махно, Юлия Юркова, Артемий Роккель), группа III (Дарья Верина, Оксана Вишонкина, Екатерина Долгина), группа «Точка зрения» (Эмма Цугунян, Ольга Демидова), группа «Катя Антанович и Наталья Межерицкая» (Екатерина Антанович, Наталья Межерицкая), группа D2 (Алиса Джусоева, Кристина Дзидзария), группа «Катя Нефедьева. Таня Патренина» (Екатерина Нефедьева, Татьяна Патренина), группа «Смотри наверх» (Лариса Преображенская, Ксения Флейшер), Рита Валова.

ГУЛАГ ждет туристов

Сталинский лагерь на Колыме превратят в музейный комплекс

В России появится уникальный музейный комплекс — на месте лагеря системы ГУЛАГа «Днепровский» в Магаданской области. Лагерь детально описан в воспоминаниях бывших заключенных, говорит директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов, а кроме того, он лучше всего сохранился из аналогичных учреждений к востоку от Москвы. Музей уже договорился с правительством области о присвоении «Днепровскому» статуса объекта культурного наследия. В следующем году туристы смогут посетить бывший рудник, где осужденные по политическим статьям добывали олово. “Ъ” рассказывает историю лагеря от создания до нынешних дней.

Лагерь системы ГУЛАГа «Днепровский»

Лагерь системы ГУЛАГа «Днепровский»

Фото: Музей истории ГУЛАГа

Лагерь системы ГУЛАГа «Днепровский»

Фото: Музей истории ГУЛАГа

Законсервирован Колымой

Невысокие крутые сопки, поросшие клочьями травы, елки в рост человека, кусты кедрового стланика. Так выглядит местность, в которой находится сталинский лагерь-оловянный рудник «Днепровский» в Магаданской области. Под ногами — крупные битые камни, которыми 60 лет назад укрепляли и выравнивали тропы советские заключенные, несправедливо и незаконно отправленные на каторжные работы. На этом фоне — рыжем, сером и зеленом — хорошо видны черные строения: деревянные переплетения смотровых вышек, здания администрации лагеря и горно-обогатительной фабрики, вход в штольню, рельсы и вагонетки. В стороне — обмазанный смесью глины, соломы и извести домик штрафного изолятора, вокруг него высокий деревянный забор. Всего на территории 7 км сохранилось 70 лагерных объектов.

В ближайшем будущем эти постройки будут законсервированы, а территория станет доступна для организованных экскурсий: туристы смогут пройти по руднику и увидеть, какая жизнь ждала каторжан.

«Здесь уникальная ситуация, такого в России больше нет. Лагерей системы ГУЛАГа такой сохранности ближе к Москве просто нет,— рассказал “Ъ” директор музея истории ГУЛАГа Роман Романов.— И к тому же он очень детально описан в воспоминаниях бывших заключенных». Господин Романов пояснил, что в московский музей часто обращаются люди с вопросом, куда можно съездить, чтобы посмотреть на сталинские лагеря.

Несмотря на то что в системе ГУЛАГа в СССР было 427 лагерей, сейчас в России нет комплекса такой сохранности, как Освенцим в Польше или другие нацистские лагеря в Германии. «Теперь есть ощущение, что впервые у нас появляется лагерь в хорошем состоянии и хорошо описанный. Мы мечтали о таком музейно-мемориальном комплексе, и сейчас эта мечта начинает реализовываться»,— отметил господин Романов.

Лагерь системы ГУЛАГа «Днепровский»

Лагерь системы ГУЛАГа «Днепровский»

Фото: Музей истории ГУЛАГа

Лагерь системы ГУЛАГа «Днепровский»

Фото: Музей истории ГУЛАГа

На этой неделе Музей истории ГУЛАГа и Фонд памяти подали заявку в правительство Магаданской области на присвоение территории рудника статуса объекта культурного наследия. Губернатор области Сергей Носов поддержал инициативу. «Присвоение «Днепровскому» нового статуса — важный этап совместной с музеем работы по сохранению истории Магаданской области. Проект позволит создать мемориальную инфраструктуру, сохранить объект в его сегодняшнем состоянии и поможет сделать историю региона доступной для людей»,— прокомментировал господин Носов.

Хотя слово «Колыма» способно отпугнуть туристов, музейщики уверяют, что рудник «легкодоступен» для посещения.

«Это самолет до Магадана, а оттуда 4,5 часа на автомобиле — 300 км хорошей дороги и 20 км грунтовки. А может быть, и вертолет от властей области будет»,— рассказал господин Романов.

Он уточнил, что до многих других лагерей ГУЛАГа вообще не добраться: каторжан отправляли в самые далекие края страны.

Лагерь с видом, как в Швейцарии

Колымские сопки заинтересовали руководство СССР в конце 20-х годов прошлого века, когда геологические экспедиции обнаружили там золотоносную руду. В 1931 году Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О Колыме», после чего был основан специальный трест «Дальстрой», который занялся промышленной добычей золота, а затем и олова на этой территории. Все мероприятия по организации работ на тресте были поручены Объединенному государственному политическому управлению (ОГПУ) при Совете народных комиссаров (СНК) СССР. Управление создало Северо-Восточный лагерь — СВИТЛ, или Севвостлаг — в поселке Усть-Средникан. В бухту Нагаева начали прибывать первые суда с заключенными. Впоследствии в этой бухте вырос город Магадан.

На колымских сопках и по берегам рек Индигирка, Колыма, Яна и Анадырь стали появляться прииски — и каждый прииск был лагерем для каторжан. В 1938 году Дальстрой перешел в ведение НКВД, а в 1940 году Севвостлаг был переименован в Управление северо-восточных исправительно-трудовых лагерей (УСВИТЛ). Территория треста составляла свыше 2 млн кв. км — больше площади Западной Европы. К 1942 году на Колыму было завезено 356 тыс. заключенных. Смертность достигала 25%.

Фото: Музей истории ГУЛАГа

Фото: Музей истории ГУЛАГа

В 1941 году на сопках около ручья Днепровского работала экспедиция под руководством геолога Юрия Кузнецова, будущего академика Академии наук СССР. Здесь они обнаружили залежи касситерита — оловянной руды. Летом того же года первые отряды осужденных начали здесь строить бараки, промышленные здания и рыть штольни. Лагерь записали «Днепровским», по названию ручья. Зачастую осужденных никто не охранял: надежной защитой от побегов были сотни километров тундры.

«Большая зона лагеря раскинулась у подножия очень высокой сопки. Между немногими старыми бараками стоят длинные зеленые палатки, чуть повыше белеют срубы новых строений. За санчастью несколько зеков в синих спецовках копают внушительные ямы под изолятор. Столовая же разместилась в полусгнившем, ушедшем в землю бараке. Нас поселили во втором бараке, расположенном над другими, недалеко от старой вышки. Я устраиваюсь на сквозных верхних нарах, против окна. За вид отсюда на горы со скалистыми вершинами, зеленую долину и речку с водопадиком пришлось бы втридорога платить где-нибудь в Швейцарии. Но здесь мы получаем это удовольствие бесплатно, так нам, по крайней мере, представляется. Мы еще не ведаем, что, вопреки общепринятому лагерному правилу, вознаграждением за наш труд будут баланда да черпак каши — все заработанное нами отберет управление береговых лагерей».

Из воспоминаний бывшего заключенного рудника «Днепровский» Петра Деманта

Политическим — колючая проволока

С 1941 по 1944 год заключенными Севвостлага было добыто 750 тонн олова. К этому времени порода на руднике «Днепровский» истощилась. Руководство горнопромышленного управления признало объект нерентабельным и законсервировало рудник. Каторжане были вывезены в другие лагеря. Но рудник снова заработал после того, как в 1948 году МВД СССР организовало лагеря со строгим режимом «для содержания особо опасных государственных преступников». И тут речь шла не о закоренелых ворах, убийцах и рецидивистах, а об осужденных по политической 58-й статье УК СССР — шпионах, диверсантах, террористах, а также троцкистах, меньшевиках, эсерах, белоэмигрантах и националистах. Под националистами в первую очередь подразумевались жители оккупированной нацистами в годы Второй мировой войны Украины, а также участники украинских националистических военных и политических организаций УПА и ОУН.

Согласно приказу НКВД СССР, в особых лагерях устанавливался десятичасовой рабочий день, не считая одного часа на обед. Норма жилой площади устанавливалась в 1,6 кв. м на одного человека.

Бараки были с решетками на окнах, а на входе стояли охранники с оружием. Ночью бараки запирались на засов. В первый год пребывания в лагере каторжане лишались права переписки. Также они были обязаны носить на одежде специальные номера, которые пришивались на штанину, ватник и шапку. К отдельным каторжанам, склонным, по мнению администрации лагеря, к побегам, при конвоировании применялись наручники. Любые нарушения режима и отказ от работ для каторжан, как правило, карались либо удлинением рабочего дня, либо несколькими сутками карцера, а в некоторых случаях дополнительным сроком заключения.

В 1949 году в «Днепровский» были привезены заключенные особого лагеря №5 «Береговой» (Берлаг). Это были в основном «особо опасные преступники» — бывшие советские военнопленные и осужденные националисты с Украины, из Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии. Были и те, кто сражался в армии генерала Власова, воевавшего на стороне гитлеровской Германии, а также полицаи и другие изменники Родины. Начальником рудника был назначен Дмитрий Каралефтеров, изобретатель, директор Калужского машиностроительного завода, осужденный в 1937 году на пять лет и сумевший после освобождения вновь выдвинуться на Колыме как успешный производственник.

«6 мая 1949 г. нас привезли на прииск «Днепровский». Это огромная рабочая зона в долине между гор, 8х3 км. Речушка-ручей, в которой есть касситерит (руда олова), а в горах, в шахтах и штреках, в породе — пластами этот самый будущий металл. По периметру стоят вышки, а на возвышенности — еще зона, уже лагерная. Этот прииск почему-то был в конце войны законсервирован. Даже ходили слухи, что в горах в шахту загнали людей и вход взорвали, но это слухи. Теперь здесь все в движении — начало промывочного сезона. В лагере уже 1000 человек. Бригады по 40–50 зэков получают утром с развода лотки — такие же, как для промывки золота, и моют песок из речки, из старых отвалов. Ходят по всей зоне. Есть бригады и в шахтах, где руду добывают, устраивая взрывы, и везут потом на фабрику. Тут только 58-я статья. Этот лагерь относится к системе «Берлаг»».

В Музее истории ГУЛАГа открылась выставка современного искусства

Катя Нефедьева, Таня Патренина. «Письма домой». 2022
Катя Нефедьева, Таня Патренина. «Письма домой». 2022

Выставка-интервенция «Сохранить как. » призвана выявить антропологические тенденции современности в ракурсе актуальной проблемы сохранения/утраты исторической памяти. В рамках образовательного блока «Групповая практика» студенты программы «Современное искусство» обратились к тематике музея и попытались осмыслить содержание, связанные контексты и смыслы, чтобы сделать собственное высказывание в диалоге с существующей экспозицией.

Разделяя ключевое положение memory studies о том, что прошлое является не стабильным конструктом, а процессом; что память отдельных сообществ, как и общества в целом, подвергается постоянной реорганизации в соответствии с запросами современности, авторы предлагают собственные интерпретации экспозиционного нарратива.

Ксения Флейшер, Лариса Преображенская. «Смотри наверх». 2022
Ксения Флейшер, Лариса Преображенская. «Смотри наверх». 2022

Для современного человека, который существует одновременно в разных реальностях — виртуальных, материальных, ментальных — обращение внимания на сами возможности «сохранения» в памяти чего бы то ни было значимого становится проблематичным. Сосредоточившись на таком важном аспекте внутреннего бытия человека как память, одни участники проекта представляют свои версии «сохранения как. », другие же предлагают зрителю обратиться к личной истории, анализируя собственные эмоции и переживания.

Группа авторов «Оля, Юля и Артем» (Ольга Махно, Юлия Юркова и Артемий Роккель) предлагает интуитивные рассуждения на тему исторических событий, через взаимодействие с памятью, чувственное восприятие и философию современного стоицизма. Катя Антанович и Наталья Межерицкая работают с проблемами памяти, правды и неправды, навязыванием гражданской позиции и ответственности, а также с вопросами последствий влияния прошлого на настоящее. Группа III (Екатерина Долгина, Дарья Верина и Оксана Рейман) говорит о том, как важно помнить о людях и событиях, сохранить Личность. Группа D2 (Алиса Джусоева и Кристина Дзидзария) представляет результат размышлений на тему, как не повторить трагический опыт. Группа «Точка зрения» (Эмма Цугунян и Ольга Демидова) создает жизнеутверждающие лаконичные минималистичные объекты. Группа «Смотри наверх» (Ксения Флейшер и Лариса Преображенская) создает метафору выживаемости и преодоления суровых жизненных условий. Катя Нефедьева и Таня Патренина говорят о боли людей с помощью текста писем, написанных заключенными. Рита Валова единственная выступает сольно и отдает дань памяти всем погибшим.

Екатерина Антанович, Наталья Межерицкая. Инсталляция «Прошито». 2022
Екатерина Антанович, Наталья Межерицкая. Инсталляция «Прошито». 2022

Всего на выставке будет представлено более 30 произведений, выполненных в различных медиа: живопись, видео, перформанс и др.

Михаил Левин, директор Московской школы современного искусства, куратор выставки:

«Избегая отстраненного взгляда на болезненные события прошлого, выставка «Сохранить как…» призвана продемонстрировать вариативность художественной рефлексии, сконцентрированной на проблеме памяти. Разделяя ключевое положение memory studies о том, что прошлое является не стабильным конструктом, а процессом; что память отдельных сообществ, как и общества в целом, подвергается постоянной реорганизации в соответствии с запросами современности, авторы (объединившись в группы) предлагают собственные интерпретации экспозиционного нарратива. Переосмысление сегодняшних практик коммеморации, конструирование индивидуальной и коллективной идентичности, рассмотрение «Большой истории» через истории конкретных людей («History» vs story), критический анализ травматичных событий советской действительности и сами возможности «сохранения» важных событий в памяти современного человека, находящегося в дихотомичной реальности — вот далеко не весь список важных тем, поднятых художниками».

«Музей истории ГУЛАГа находится в постоянном поиске нового языка для рассказа о теме сталинских репрессий. Помимо выставок музей проводит спектакли, концерты, перфомансы, издает книги, в том числе и комиксы. Современное искусство, безусловно, также способно помочь человеку осмыслить произошедшие события. Работы студентов-художников Московской школы современного искусства дополняют постоянную экспозицию музея, добавляют новый слой, наталкивающий на размышления, проживание самых разных эмоций и чувств», – рассказывает заместитель директора по развитию Музея истории ГУЛАГа Анна Стадинчук.

К выставке подготовлен веб-зин, который можно посмотреть на сайте https://sohranit-kak.com

21 мая в 22:00 состоится перформанс «Игра в кубики» в рамках закрытия выставки. Регистрация по ссылке.

Куратор / автор идеи: Михаил Левин, директор Московской школы современного искусства; куратор программы «Современное искусство»

Куратор: Константин Плотников, искусствовед, кандидат филологических наук, куратор, независимый исследователь, автор публикаций по искусству и литературе.

Даты выставки: 20 апреля — 22 мая 2022 г.

График работы: Вторник-воскресенье 12:00-21:00

Место проведения: Музей истории ГУЛАГа, 1-й Самотечный пер., д. 9, стр. 1.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *